Николай Цискаридзе – о плюсах и минусах в период пандемии коронавируса

В моей жизни с начала пандемии появилось очень много онлайна. И это уже, если честно, раздражает.

А в остальном все прекрасно, мне так хорошо без всего. Я с большим удовольствием проживаю этот период. И не хочу, чтобы он заканчивался. Я не хочу на работу. Мне все очень нравится.

Вот уже четвертый месяц я занимаюсь онлайн со своими выпускниками, которые служат в Мариинском и Большом театрах. Причем все они из разных городов мира: один в Лондоне, другой – в Чикаго, третий – в Новосибирске, четвертый – в Воронеже, пятый – в Калининграде, шестой – в Москве и так далее. И вот мы в определенный час, обычно вечером, созваниваемся, и я с ними занимаюсь.

Из плюсов – я много времени бываю дома. Много читаю, много смотрю, пересматриваю, занимаюсь разными делами. Я очень соскучился по состоянию, когда можно вот так вот просто сидеть дома и ничего не делать, никуда не ходить, когда можно просто наслаждаться жизнью.

Все это время я много гулял по набережной. Я же живу в очень красивой части Москвы и наслаждался тем, что никого не было на улице. Я гулял в любимом районе без людей, без туристов. Это счастье.

А что касается коронавируса, то здесь очень странная штука: потому что вокруг меня заболело очень много народа, а я, слава Богу, жив-здоров, и на удивление ничего со мной не произошло. Причем я очень много общался с больными COVID-19 людьми, как потом выяснялось. Но у меня ничего не находили. А ведь я из-за множества съемок в разных передачах постоянно сдавал тесты. За весь этот период я сдал тест на наличие коронавируса раз 20-30, шесть раз сдавал – на антитела, но их не было.

С одной стороны – это, конечно, хорошо, что так, а с другой стороны – непонятно, потому что я уже точно думал, что, хотя бы антитела у меня должны быть.

Единственный минус из всего этого: я очень хотел съездить на родину, в Грузию.

Я подумал: наконец-то, у меня есть время! Я могу повидать близких, съездить в Абастумани, где я не был с детства. Но не получилось. Границы закрыты. А из-за того, что я не гражданин Грузии, не имею права пересекать границу. В 1994 году мне в грузинском паспорте отказали.

Когда мама умерла, мне надо было оформлять наследство. И в связи с этим по каким-то странным законам того времени мне необходимо было получить гражданство. И мне тогда отказали. Сказали, что я гражданин России. А гражданин России не имеет право быть гражданином Грузии, если только он не отказывается от российского гражданства. Мне тогда было очень обидно. И я больше никогда об этом не просил.

Ну что ж придется ждать, пока все это безобразие закончится. Как откроют границы, я с удовольствием приеду: у меня есть, куда ехать, что посмотреть.

Cамое страшное, что, с моей точки зрения, произошло в мире в период пандемии коронавируса – это то, что закрыты все очаги культуры. Понятно, что это не больницы и не предприятия, производящие продукты питания. Но культура – это прежде всего духовная пища. И оказалось, что можно жить без духовной пищи. Можно существовать без музеев, театров. Это ужасно и грустно.

Спутник Грузия

Добавить комментарий