Николай Цискаридзе – о Чайковском, фестивале в Клину и современном балете

Главное музыкальное событие лета – VI Международный фестиваль Чайковского в Клину пройдёт с 31 июля по 9 августа. Концерты и спектакли для зрителей пройдут в формате open air. 1 августа зрителей ждёт уникальный вечер балета. В программе дивертисмент из фрагментов балетов «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик». Кто выйдет на сцену фестиваля в этот день и чем артисты порадуют публику, в эфире «Радио 1» – информационного партнёра фестиваля – рассказал художественный руководитель проекта, режиссёр и ведущий концерта, Народный артист России Николай Цискаридзе.

– Кто выйдет на сцену фестиваля в вечер балета, кого увидит публика?

– Будут солисты Большого театра, Мариинского театра, Михайловского театра, Кремлевского дворца – ведущих театров нашей страны.

– Сложно ли было собрать их всех вместе?

– Нет, наоборот. Очень легко. Все за этот жуткий период соскучились по работе, все очень счастливы. Вот если б не было этого периода, то было бы сложно, а сейчас все с большой радостью и с большим удовольствием принимают участие в фестивале.

– Как была организована постановка в условиях пандемии? Готовиться начинали заранее?

– Никакой постановки не было. Это профессиональные люди, которые много лет исполняют, хотят танцевать. Посвящено это Чайковскому, а Чайковский – это наше всё. К сожалению, в период пандемии сложно было артистам сохранить свою форму. Я больше всего был счастлив, что я, например, уже на пенсии и мне не надо так мучиться. Я не завидую всем действующим артистам.

– Трудно сохранить форму без постоянной работы? Наверное, многие впервые выйдут к публике после перерыва, это придаёт дополнительное волнение?

– Сохранить форму практически невозможно. И сейчас все счастливы, что всё начало открываться. Конечно, будет особое волнение, потому что это физический труд, который требует очень хорошего состояния организма для того, чтобы делать всё первоклассно. И для того, чтобы это всё сохранить, нужны не только ежедневные занятия для поддержания формы, а еще и, к сожалению, нахождение в определенных условиях – залов и т.п. Все были этого лишены и все пытались сохранить форму в домашних условиях. Поэтому, конечно, у тех, кто долго был лишен нормальных занятий, это определенное волнение.

– Сколько времени, на ваш взгляд, нужно, чтобы прийти в форму, восстановить её, чтобы выходить на сцену?

– Как правило, это очень индивидуально, потому что у каждого своя природа и свои возможности. Я думаю, что на полноценные спектакли, к которым привыкли люди в серьезных театрах, артисты, конечно, будут восстанавливаться не меньше года. Потому что основная масса была лишена какого-либо занятия. Одно дело солисты – они очень скрупулезно за собой следили. А те, кто работает в кордебалете и т.д., конечно, вышли из формы настолько, что год собирать.

– Получается, что растерять форму можно за короткое время?

– За неделю. Серьезные артисты выходят из формы моментально. И никакая нагрузка типа бега, фитнеса не спасёт. Это всё ерунда.

– Вы артист, который принимал участие во всех трёх балетах Чайковского. Отличается ли исполнение партий в его балетах от других? Существуют ли какие-то особенности?

– Не отличается, но просто главный мировой хит – это «Лебединое озеро». Великий Баланчин сказал правильную фразу, о том, что любой новый балет, который создаётся, надо называть «Лебедиными озером» для того, чтобы он имел коммерческий успех. Это ведь очень доходчивая сказка о предательстве, о лжи, о наказании за предательство. И к тому же музыка такая сентиментальная. Есть вещи, которые называют «хит». И куда ты не денешься, все равно это будет лучше всего.

– Это становится для многих проклятьем?

– Для артиста – во многом. Потому что, например, артисты кордебалета, которые исполняют только за один сезон по 120 – 140 раз. Это для них, конечно, проклятье. Я, например, в «Лебедином озере» исполнил все мужские роли: от самого низшего кордебалета, заканчивая всеми премьерскими. И каждый раз при звуках этой музыки – шикарной, потрясающей, – просто проходит дрожь по телу.

– Как сохранить это волнение при 140-м исполнении спектакля? Где найти эмоциональный заряд?

– Если ты профессиональный человек, если ты не ремесленник, то, конечно, ты умеешь доставлять публике удовольствие. Ты умеешь правильно мотивировать себя, зачем ты это делаешь. Если ты не получаешь удовольствие от того, что делаешь, никому не будет интересно на тебя смотреть. Это очень сильно отличает великих артистов от простых. В истории остается несколько имён, хотя танцуют «Лебединое озеро» миллионы людей на земле.

– Если заглянуть в историю и сравнить её с современностью, на ваш взгляд, чем принципиально отличается исполнение балета сейчас?

– Технический арсенал очень сильно изменился. Поменялась структура человеческого тела, мода, нравы. Всё идет вперед. Всё модернизируется. Возможности человеческие меняются. И то, на что реагирует человек, как он реагирует – меняется. Вкусы зрителя очень сильно меняются. Потому очень отличается искусство XIX века от современного.

– А если бы мы попали на балет того времени, когда жил Петр Ильич?

– Мы бы смеялись, это были бы «комические куплеты». А если бы или люди того периода попали на сегодняшний спектакль, они бы сказали, что это – варьете, что это цирк. Спорт и никакого отношения к искусству это не имеет. Вот настолько изменились какие-то нравственные понятия и главное – эстетические.

– Почему, на ваш взгляд, именно Чайковский выделяете среди других великих русских композиторов и почему он так популярен во всем мире?

– Есть очень хороший анекдот начала 2000-х годов, когда кому-то из «братков» задают вопрос: «Кто такие Бах, Моцарт, Чайковский?». Они говорят: «Это те ребята, которые писали рингтоны для наших телефонов». Понимаете? Есть композиторы, чью мелодию вы можете напеть моментально. Это, с одной стороны, серьёзная симфоническая музыка, с другой стороны, она написана, как попсовый хит. Потому что мелодии Чайковского, Моцарта используются очень часто и у популярных исполнителей. Эта музыка, которая известна всем, она затрагивает самые глубинные струнки души. Это то, без чего человечество уже не сможет жить – без этих мелодий.

– Возвращаясь к фестивалю Чайковского в Клину и вечеру балета, который пройдет 1 августа: на ваш взгляд, насколько формат open air подходит для балета?

– Когда такие фестивали идут, конечно, почему нет? Тем более, что этот формат много лет проверен в мире. Просто одно дело, если вы хотите по-настоящему насладиться конкретным спектаклем, тогда, конечно, надо идти в театр, желательно в хороший, чтобы понять. Но даже таких театров сейчас не очень много. А что касается open air, то здесь принимают участие представители разных театров, разных школ, возрастов. Очень много людей в Москве, не приезжих, а москвичей, которые никогда не были в Большом театре, и так проходит их жизнь, что никогда и не будут. Мало кто может попасть. А тут к вам приедут артисты из разных театров. Я думаю, что все будут участвовать в этом с большим наслаждением: во-первых, соскучились по зрителю и по своей профессии, а во-вторых, это очень важный момент, что происходит всё в Клину – в таком священном для Чайковского месте. Он не просто так выбрал это место для своей жизни. Там написаны знаковые произведения. Это тоже подстегнёт всех участвующих.

Радио 1

Добавить комментарий