Николай Цискаридзе: «Россия ценна прежде всего именно классическим искусством»

В Петербурге закончил свою работу VII Санкт-Петербургский международный культурный форум. При этом не стоит забывать, что 2018-й год в России посвящён отечественному балету и 200-летию со дня рождения великого хореографа Мариуса Петипа. Одним из инициаторов этого был российский артист балета и педагог Николай Цискаридзе. Журналистам он рассказал, что удалось сделать за минувший год.

— Я это придумал только для того, чтобы обратить внимание государства на сохранность спектаклей классического наследия, на образование, на то, в каком виде всё это находится, в каком финансировании всё это находится. Всё, что можно, все темы были подняты, но ещё не до конца осуществлены, потому что здесь контроль государства, его позиция должна быть сформулирована очень чётко, она должна быть сформулирована, прежде всего, в том законодательном проекте, который готовится в области культуры. Я все свои пожелания уже написал и высказывал, теперь всё это должно быть закреплено законодательно, — отметил Цискаридзе.

При этом, по мнению народного артиста России, популяризация балету сейчас абсолютно не нужна, достаточно его не разрушать.

— Россия ценна прежде всего именно классическим искусством, потому что все классические спектакли в России — это, прежде всего, русская классика, когда начинают говорить о классическом балете, не надо забывать, что его не существует нигде. Это наша хореография, это наше достояние, которое разлетелось по миру, потому что никому не пришла в голову идея просто элементарно запатентовать нашу интеллектуальную собственность, — сетует член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству.

Николай Цискаридзе также подчеркнул, что если разрушить основу, то дальше ничего не получится.

— Ну вот будет как в Германии, когда все ползают по полу, нюхают друг друга, бегают по земле полуголыми, задирают юбки, делают кульбиты, слизывают масло с паркета и говорят, что это какое-то новое решение. Нет, это не новое, это все делали и 300, и 400, и 800 лет назад, просто они тогда считались бесноватыми, а сейчас это называется артхаус. Я понимаю, к какой катастрофе могут привести какие-то преобразования, если на законодательном уровне это не закрепить, — отметил артист.

По мнению Цискаридзе, если кто-то хочет экспериментов, то следует создать свой собственный театр.

— А все же хотят сесть на госбюджет, получить огромное количество денег и кричать о том, что они показывают чёрный кабинет, голого человека, а на это потрачены миллиарды. Нет, простите, это не так, это называется по-другому. У нас есть в истории пример. Как вот Савва Мамонтов сделал со Станиславским: создал театр, который стал гораздо успешнее, гораздо интереснее императорского театра, потому что там было искусство, там никто голый зад не показывал, вот и всё, — отмечает Цискаридзе.

Прежде всего, считает российский артист балета, на законодательном уровне следует закрепить, чтобы государство финансировало определённые культурные заведения.

— У нас есть определённое количество учебных заведений, это касается не только балета, это касается и музыки, это, прежде всего, наши выдающиеся консерватории. Это касается и художественных училищ, и Академии Художеств, и так далее, ну, наверное, таких заведений наберется штук 15-20, которые существуют уже более 200 лет, и чтобы мы не стояли постоянно в состоянии конкурса с кем-то, чтобы получать бюджетные места, финансирование, — заявил Цискаридзе.

Он также пояснил, что предлагает придать особый статус ряду заведений с богатой историей, в первую очередь Академии русского балета имени А. Я. Вагановой, которую он возглавляет уже пять лет. Заключаться же особый статус будет во многих вещах.

— Да во всём: и в содержании зданий, и в количестве выделяемых мест, что не каждый год мы должны составлять бумаги и просить — в этом году нам 60 человек, а в следующий год 67, ну можно уже как-то определить цифру и сказать: вот эта цифра будет этому учебному заведению даваться, вот это будет на развитие, вот это — на обучение, чтобы зарплаты педагогов были соответствующие, чтобы это были высокие зарплаты, чтобы каждый человек, который здесь работал, он не думал о том, что ему надо ещё на выходных куда-то съездить подзаработать, потому что надо что-то, — отметил артист.

По его мнению, за последние годы в России стало очень школ самодеятельности, однако образовательная программа в них вызывает вопросы.

— Очень много стало школ самодеятельности — как там преподают, что там делают, я, если честно, даже знать не хочу, но я все время слышу, что они что-то развивают. С моей точки зрения — ничего. И когда кому-то действительно что-то надо, все обращаются к нам, чтобы мы им прочитали мастер классы, предоставили программу, чтобы мы их чему-то научили. Это правильно, с одной стороны, но с другой стороны, и ценить это надо соответственно, — уверен Цискаридзе.

В то же время на сегодняшний день балет не столь доступен для простых людей: стоимость билетов на выступления достигает нескольких тысяч рублей.

— Это никогда не было массовым искусством, категорически не было, это прерогатива императорского двора. Просто советское государство сделало систему, когда любое классическое искусство стало очень уважаемым, и все считали за честь и радость попасть в консерваторию, прийти в филармонию или оперный балетный театр. Просто в советском союзе было, чем похвастаться. Каждый человек, который выступал в любой вечер на сцене филармонии, консерватории, театра любого — это были величайшие имена и уникальные профессионалы. Есть вещи, которые просто нельзя исполнять на стадионе. Можно, но вы не получите никогда такого удовольствия. Это совсем другое искусство. Точно так же, как и оперный театр. Требуется определенная обстановка и акустика и так далее, — считает артист.

При этом Цискаридзе выступил за то, чтобы сделать билеты на балет дешевле.

— Любой студент, если захочет, сможет попасть в театр. Другое дело, что это опять же должно быть законодательно установлено, и это есть во всём мире — должны быть дешёвые билеты, и они не должны продаваться у спекулянтов, они должны быть доступны в кассах. А это уже другая проблема, это работа соответствующих органов с директорами театров. Мы прекрасно знаем, что происходит на площадях перед театрами, но никто на это не обращает внимание.

Кроме того, по мнению народного артиста РФ, необходимо снизить возрастной ценз.

— Сейчас детей не пускают в театры. В мой родной Большой театр до 15-ти лет на вечерний спектакль детей вообще не пускают, ну как такое может быть? Как можно показать балет или оперу старше 15-ти лет? Ему же не понравится, вот и всё. Это большая проблема, — возмущается Цискаридзе.

Известия.78



Добавить комментарий