Николай Цискаридзе: «Для меня выборы президента – не пустой звук»

– Николай, в последнее время есть какие-то хорошие позитивные тенденции в российской культуре?

– Так глобально говорить очень сложно. Вы обращали внимание: выделялись средства, но со всем, что касается законодательства, у нас большие пробелы. В декабре, когда собирал Владимир Владимирович Путин совет по культуре, он очень четко сказал, что надо разрабатывать законодательную базу. Конечно, это очень важно. Потому что последние 25 лет мы живем еще по каким-то приблизительным ощущениям, очень часто зависим от решений того или иного чиновника, а это очень большая сложность. Мне кажется, что это самое позитивное в нашей культуре на сегодняшний день. Потому что, мне кажется, что пришло время, когда мы действительно должны принимать цивилизованные нормы.

– А как в целом творческая интеллигенция относится к предстоящим выборам?

– Вы знаете, мне вообще очень сложно судить, как люди относятся. От разных людей слышу разные мнения. Но другое дело, что живя в нашей стране, все-таки мне немало лет (хоть я и выгляжу очень юно), я прекрасно понимаю, что от моего выбора очень сильно зависит, что будет дальше. Я очень хорошо помню 1991 год, когда в один день мы с мамой стали гражданами разных государств, и сколько бед началось вокруг не только нашей семьи, но и у людей, которые нас окружали. Я знаю, что это такое, и мне бы не хотелось заново переживать весь тот ужас, который на нашу голову свалился тогда. Поэтому для меня выборы президента – не пустой звук, и я прекрасно понимаю, что это мое завтра. И не только мое, но и тех людей, которые меня окружают.

– После выборов вы останетесь в политике? Какую задачу перед собой ставите?

– Одно дело, когда вы артист, понимаете? Вы отвечаете репутацией за государство. Другое дело, когда вы – ректор, допустим, или директор. Вы уже не имеете права на такое вольное высказывание, которое мог себе позволить артист. Это совсем другое, но это не политическая деятельность, это очень далеко от этого.

– Вы сегодня будете встречаться с коллегами по творческому цеху. Понятно, что у вас будет разговор на одной волне, вам будет проще понимать друг друга: можно будет говорить острее, искреннее, в конце концов. Вы знаете, есть графа «Итого». Что вот вы в итоге встречи вынесете для себя?

– Мне больше всего интересно, что интересно коллегам, правда, интересно. Потому что мне вот очень повезло по жизни. Начиная с совсем юных лет, я имел возможность общаться со всеми политическими лидерами и нашей, и не нашей страны. Для меня это вот так сложилось, что это естественно: с десяти лет я с ними общаюсь. Но, понимаете, одно дело, когда Вам говорят комплименты после выступления, другое – когда вы идете на общение, имея уже какую-то задачу, цель. Это совсем другое. Потому мне интересно, что их беспокоит. Вы знаете, я уже много лет пенсионер, допустим, и многие мои коллеги, которые достигают этого возраста, они живут совсем по-другому, нежели я. По одной простой причине: мне так жизнь улыбнулась, я был всегда на гребне волны.

Я зарабатывал абсолютно другие деньги, я выступал на другом уровне. И переход этой грани был для меня не так травматичен. А для всех тех, кто это делает, кто доживает до этого периода, это очень серьезный момент. Потому что Вы сталкиваетесь с «социалкой», и это – катастрофа. И я знаю много людей, которые очень тяжело сводят концы с концами. Потому мне просто хочется послушать, что людей больше всего волнует. Это я вам пример привел.

– Хорошо, вы услышите эти волнения, и?

– Все, что я могу, я сделаю, все-таки я имею возможность как член совета по культуре просто напрямую заявить о той или иной проблеме, что мы очень часто делаем. Ведь дело в том, что это было и пять лет, и даже больше.. семь, наверное, когда я был просто артист. Я понимал, что вот этот закон, о том, что просто отменилась отсрочка в армию, принес очень большую беду для всех творческих вузов, всех творческих коллективов. Я напрямую тогда обратился к Владимиру Владимировичу, я ему очень подробно объяснил, он со мной согласился. Я доложил тогда с точки зрения артиста. Я ему объяснил: вы понимаете, глупо восемь лет растить такой инструмент, как артист балета, десять или одиннадцать лет как музыканта, а потом за год это ломать.

Вкладывать столько лет деньги в создание уникального инструмента – это человеческое тело. Он со мной согласился, потому что я первый, кто ему в таком ключе показал проблему. Вы поймите, я знаю это как ректор. Я не представляю, как Владимир Владимирович, как глава государства должен столько всего успевать, тем более, если учитывать, какое большое у нас государство.

Источник: ФАН-ТВ



Добавить комментарий